Курсы нейро лингвистического программирования (НЛП)
Поиск по сайту
Здравствуйте, Гость
Войти в личный кабинет / Зарегистрироваться
Обучение НЛП Тренинги личностного развития
Бизнес-тренинги Корпоративные тренинги
Коуч-сессии Индивидуальные программы
Книги и диски по НЛП
О компании
Услуги
Тренеры
Библиотека
Как с нами связаться

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ:

        

 

Сергей Горин

 

 

  
По материалам книги Джона Гриндера "Шепот на ветру"
Алексей Каптерев
30 января 2004


     

Исторические предпосылки появления Нового кода

Первую половину 80-ых годов я находился в несколько странном   положении. Когда я созерцал мир НЛП, созданный Бэндлером и мной, то отметил несколько серьезно озаботивших меня вещей:

  1. Было множество чрезвычайно хорошо подготовленных практиков НЛП, способных творить настоящие чудеса (относительно возможностей других систем работы по изменениям) в работе с клиентами. Однако очевидно, что им никогда не приходило на ум (или, возможно, они просто решили не делать этого) использовать эти паттерны на себе. Таким образом, у меня возникло ощущение, что многие из них неконгруэнтны, то есть в некоторых сферах их личной и профессиональной жизни не было абсолютно никакой возможности для выбора, который они усердно помогали создавать другим.
  2. Большинство этих людей были в основном сосредоточены на разработке семинаров по применению НЛП в различных сферах (это я рассматривал как незначительные вариации исходных разработок), но очень мало внимания уделяли основной цели НЛП — моделированию.
  3. Центром внимания для многих из них был поиск сверхбыстрых решений проблем, с которыми к ним приходил клиент, независимо от ситуации их возникновения. Казалось, что у этих людей не было никакого интереса к таким широким проблемам, как эстетика, этика,  социальные и политические вопросы. При этом я не мог обнаружить у них никакого желания использовать активный подход к этим важным аспектам человеческой деятельности.

Поэтому я решил разработать то, что стало известным в НЛП как Новый код, в некоторых разработках которого участвовала Джудит ДеЛозье.

Я поставил перед собой цель разработать подход, который был бы эффективно представлен ведущим во время тренинга, но лишь при условии, что он сам конгруэнтен тому, что преподает. В то же время я понимал, что реформация имеющихся в НЛП разработок давала мне возможность исправить некоторые ошибки в проектировании, допущенные Бэндлером и мной в порыве энтузиазма при становлении классического НЛП.

Я понимаю, что потерпел неудачу в попытке достижения своей первой цели: существует много неконгруэнтных людей, зарабатывающих на жизнь «преподаванием» Нового кода. Но время покажет, преуспел ли я в достижении второй цели…

Развитие некоторых принципов классического кода НЛП в Новом коде

Теперь Новый код (независимо от первоначальных целей) представляет собой естественное, хотя и радикальное, расширение некоторых переменных, встроенных в стандартные форматы НЛП. В частности, в первых разработках существовало несколько устойчивых принципов:

1) необходимость проверки предполагаемых изменений через калибровку, чтобы убедиться в том, что изменение произошло;

2) последовательное использование прошлых переживаний как источника состояний высокой продуктивности, которые можно использовать в качестве ресурсов в работе по изменениям;

3) преднамеренная работа без содержания — важная часть процесса изменения;

4) использование контекстных якорей для быстрого вызова и поддержания необходимого ресурсного состояния (подстройка к будущему);

5) относительный недостаток интереса к пониманию содержания изменений со стороны как клиента, так и консультанта — этим объясняется отказ от исследования истоков изменяемого поведения (причин), то есть избегание каких бы то ни было «археологических» действий.

В Новом коде эти переменные оценены по достоинству. Например, так называемые ресурсные состояния создаются через прямое участие клиента в деятельности часто в форме игры, что само по себе создает состояние высокой продуктивности, которое, как ни странно, не имеет ни своей истории, ни содержания. Это лишь игра, которая активизирует неврологические схемы, служащие основой для изменений в контексте, предварительно выбранном клиентом. Структура самой игры разработана так, чтобы обеспечить наличие определенных характеристик, типичных для состояний высокой продуктивности. Технические требования Нового кода, по сравнению с классическим кодом, резко сокращены, а это снижает порог развития навыков для людей, желающих его применять.

Новый код

Одна из фундаментальных стратегий, лежащих в основе Нового кода, состояла в том, чтобы разработать такой набор действий или игр, которые естественным образом приводили бы к активизации у человека состояний высокой продуктивности независимо от содержания.

При критическом анализе классического кода мы выявили изъяны проектирования, которые исправляет Новый код. Эти недостатки в наибольшей степени противоречили формату шестишагового рефрейминга, являющегося, согласно нашему предположению, мостом между классическим кодом и Новым. В Новом коде мы обнаруживаем следующее:

1) предполагается, что подсознание клиента несет ответственность за выбор важнейших элементов изменения: желаемого состояния, ресурсов или новых форм поведения;

2) подсознание активно участвует во всех важнейших шагах изменений;

3) новое поведение должно удовлетворять первоначальному позитивному намерению: изменить поведение;

4) изменения происходят не на уровне поведения, а на уровнях состояния и намерения. Кроме того, использование приемов Нового кода, обеспечивающих доступ к подсознательному, приводит к состоянию незнания.

Частичный перечень паттернов Нового кода

Ниже приведен частичный перечень паттернов, содержащихся в Новом коде:

  1. Множественные позиции восприятия, особенно трехпозиционное описание (первая, вторая и третья позиции).
  2. Эксплицитный фрейминг (результат, намерение, последствия с соответствующими проблемами).
  3. Отношения упорядочивания, включая такие иерархии, как логические уровни.
  4. Временн[ы]е линии (первоначально разработанные как упражнение на совместном семинаре Гриндера и Дилтса в начале 80-ых годов).
  5. Набор лингвистических инструментов с редуцированными вопросами, эксплицитным фреймингом и более тонкими вербальными характеристиками, обозначаемыми терминами «описание», «интерпретация» и «оценка».
  6. Универсальный формат для изменений из четырех шагов с варьирующимся третьим шагом (стимулятор состояния высокой продуктивности — игры). Набор игр, включающих «Алфавит», NASA, варианты упражнений «Трамплин» Роджера Табба и т.д.
  7. Продвижение (сдвиги, автоматическое движение к предпочитаемым состояниям).
  8. Множественные формы непроизвольных сигналов между сознанием и подсознанием.
  9. Характерологические прилагательные.

«Я особенно доволен тогда, когда мой опыт намного опережает мою способность осознанно представлять эффективные стратегии собственного поведения. Обратите внимание, что это — особая форма деятельности, которая имеет некоторые общие характеристики с моделированием, но весьма отличается от него в ряде аспектов. В проектировании нет никакой внешней модели, которую необходимо копировать. Я прихожу к новым паттернам путем частично осознанных и, что еще более важно, неосознанных изменений определенных параметров опыта. Я использую обратную связь до тех пор, пока не достигну установленного критерия (то есть пока не буду удовлетворен тем, что достиг желаемых результатов). И только тогда я должным образом объясняю разработанный мной подход».

 

 

  Русскоязычная Модель Эриксоновского Гипноза
5-6 августа 2017 года тот самый Сергей Горин с легендарным семинаром по гипнозу!
  
   
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования