Курсы нейро лингвистического программирования (НЛП)
Поиск по сайту
Здравствуйте, Гость
Войти в личный кабинет / Зарегистрироваться
Обучение НЛП Тренинги личностного развития
Бизнес-тренинги Корпоративные тренинги
Коуч-сессии Индивидуальные программы
Книги и диски по НЛП
О компании
Услуги
Тренеры
Библиотека
Как с нами связаться

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ:

        

 

Сергей Горин

 

 

  
Без Названия, без Смысла, но в Контексте.Часть 9.
Сергей Алхутов
05 марта 2005


 

     Однажды склад НЛП был ограблен. На следующий же день Аудиалия привела в милицию какую-то незнакомую личность и заявила:

     — Это вор!

     — Как ты догадалась? — спросил её милиционер.

     — А по ключам глазного доступа!

     — Каким это таким хитрым образом?! — поразился милиционер не столько странной связи ключей глазного доступа с криминальной профессией личности, сколько крайне необычному для Аудиалии фильтру восприятия.

     — Да они у него в кармане звенели.

     — …И что?!

     — Ну, нормальные-то люди ключи на вахте получают, а потом туда же и сдают. А этот в наглую топал по улице с ключами глазного доступа в кармане.

     Заглянул милиционер в карман незнакомой личности, а там — ключи глазного доступа.

     Так удалось вернуть имущество НЛП.

     *

     Как-то Пресуппозиция, бродя вокруг НЛП, наткнулась на давнюю, но не выцветшую надпись на стене: «Некогда Лечь Поспать». Надпись была сделана красным маркером крупными буквами на небольшой высоте. Кажется, Пресуппозиция даже помнила обстоятельства, при которых она узнала об этой надписи впервые.

     Сходив в НЛП за тряпкой, Пресуппозиция попыталась оттереть провокационную надпись. Но чем больше она тёрла изображённые маркером буквы, тем более красными они становились.

     Тогда-то Пресуппозиция и поняла, что маркер был физиологический.

     *

     Приближался новый год, и отцы города Контекста решили устроить карнавал. Каждому хотелось в нём участвовать, и все кинулись принимать решение, в каком костюме, в какой роли прийти на празднество.

     Кинестетика, долго не размышляя, остановилась на роли мимозы — не той, которую продают на Восьмое марта, а настоящей, стыдливой мимозы, которая растёт в Австралии. Оставалось только найти способ сделать костюм.

     Густаторика, полдня подумав, решила прийти на карнавал в костюме пиявки. Такая роль была ей вполне по вкусу.

     Аудиалия размышляла долго. Уже пару дней она обсуждала сама с собой предстоящий карнавал. Иногда ей казалось, что с её сущностью созвучна роль дельфина. Но потом Аудиалия вспоминала, что где-то слышала, будто у дельфинов хорошо развит не только слух и эхолокация, но и кожное чувство, а она так не умела; вряд ли ей удалось бы это сыграть. Потом вдруг звучала в голове мысль о роли филина, но филин ночью хорошо видит — слишком хорошо, чтобы его отыграть достоверно. Может быть, сыграть летучую мышь?

     Скрипнула дверь, и на порог её дома, шумно топая валенками, вступила Визуалия.

     — Алечка, солнце, здравствуй!

     — Здравствуй, Ву!

     — Как твой новогодний костюм? Что-нибудь уже нарисовалось?

     — Да нет, глухо пока. Второй день думаю, башка трещит, но — глухо.

     И тут Визуалия, шумно выдохнув, сделала Аудиалии предложение, подкупающее своей новизной:

     — Аля, ты ведь Пушкина читала? Так вот, давай сыграем голову. Ту, с которой Руслан сражался. Ты будешь играть уши, а я глаза.

     Аудиалии идея понравилась, и она, как хороший организатор, убедила Кинестетику, Олфакторику и Густаторику тоже поучаствовать в её реализации.

     Так впятером одну полноценную голову и сыграли. Достигли, значит, гармонии. Группового раппорта.

     *

     Как-то, придя в НЛП, Пресуппозиция увидела сидящего в каморке Фильтра совершенно незнакомого ей человека. Трудно было определить его возраст, ещё труднее — род занятий, и невозможно было, глядя на этого человека, понять, какой у него характер. Взгляд человека был пуст и засасывал, как вакуум.

     — Скажите, почтенный, — Пресуппозиция даже не знала, почему обратилась к нему именно так, — скажите, почтенный, как мне быть?

     И она рассказала ему о проблеме собственного бытия. Она ведь до сих пор так и не решила, существует ли она.

     Человек выслушал рассказ и, сохраняя молчание, медленно, внимательно и с долей изящества набил трубку. Каморка наполнилась ароматом хорошего табака, смешанным с какими-то фруктовыми ароматами.

     — Что Вы можете сказать об этом пламени? — вдруг спросил он, засасывая Пресуппозицию взглядом.

     Пресуппозиция, с трудом оторвав взор от его пустых и бездонных глаз, на всякий случай огляделась. В полумраке каморки она смогла бы заметить любое пламя.

     — О каком пламени?

     — О том, которое не горит.

     Пресуппозиция молчала. Человек достал из кармана зажигалку и раскурил трубку.

     — Для нас привычно выражение «пламя горит», — сказал он, — на самом же деле оно абсурдно. Пламя не может не гореть. Пламя — это и есть само горение. Сам факт горения называется словом «пламя». Горит ли пламя? Не задавайте больше таких глупых вопросов.

     Человек замолчал и, казалось, погрузился в курение трубки. Пресуппозиция собралась уходить.

     — Вы сперва думали над проблемой бытия наедине, а затем говорили на эту тему с двумя разными людьми, — внезапно произнёс человек.

     Пресуппозиция остановилась.

     — Если считать и Вас, то я четвёртый. А если Вас считать за основание, то я завершающий, верхний конец креста. Идите, — сказал человек и вновь погрузился в курение трубки.

     Пресуппозиция вышла из каморки Фильтра, и на душе у неё было легко, светло и тихо. Теперь она знала.

     

     ©Сергей Алхутов, 2000-2001

 

 

  Русскоязычная Модель Эриксоновского Гипноза
5-6 августа 2017 года тот самый Сергей Горин с легендарным семинаром по гипнозу!
  
   
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования