Курсы нейро лингвистического программирования (НЛП)
Поиск по сайту
Здравствуйте, Гость
Войти в личный кабинет / Зарегистрироваться
Обучение НЛП Тренинги личностного развития
Бизнес-тренинги Корпоративные тренинги
Коуч-сессии Индивидуальные программы
Книги и диски по НЛП
О компании
Услуги
Тренеры
Библиотека
Как с нами связаться

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ:

        

 

Сергей Горин

 

 

  
Без Названия, без Смысла, но в Контексте.Часть 6.
Сергей Алхутов
24 января 2005


     Как-то в НЛП обсуждали фильм «Молчание ягнят». Пресуппозиция решила попробовать взглянуть на мир глазами доктора Лектора, и на глаза ей попался Скор. Тут не то из левой половинки её головы, не то из-за левого плеча в правый глаз как бы проскочила зелёная искорка, некий такой ехидный чёртик, и этот чёртик завладел правым глазом полностью. И, внимательно глядя на побледневшего Скора обеими глазами, Пресуппозиция изрекла:

     — Скорр! Вкусен, как «Кнорр»!

     *

     Визуалия по просьбе отцов города изобразила сперва на бумаге, а затем в пластилине эскиз памятника комару. Проект, в общем-то, понравился всем.

     — Если всё же есть пожелания, — сказала Визуалия, — указывайте мне на них, я рассмотрю.

     — А можно сделать так, чтобы модель была действующей? — спросила Деятельность.

     — Хм. Посмотрим, как это можно устроить, и можно ли вообще, — ответила Визуалия и неделю напряжённо работала над идеей вместе со Скором и Пресуппозицией.

     — Итак, — начала она на очередном обсуждении, — вот чертёж действующего памятника.

     На ватмане пересекались, сливались и расходились линии разного цвета, толщины и степени изогнутости.

     — Что это? — спросили Визуалию.

     — Что смогу, объясню, что не смогу — объяснят мои партнёры. Итак, сам комар стеклянный.

     — Зачем?

     — Чтобы его было видно, только если приглядеться. Здесь, под ним, в углублении постамента — небольшой ветрячок с колокольчиками.

     — А это зачем?

     — Как вам объяснить…

     — Комара проще всего обнаружить на слух. То есть не самого комара, а то, что он где-то рядом, — вмешался Скор.

     — Точно-точно. Только так он и может засветиться, — поддержала Визуалия.

     — Так вот, именно такой эффект и создаёт ветрячок с колокольчиками. Нелокализуемый в пространстве звук, — закончил Скор.

     — А вот постамент, — продолжила Визуалия, — он асбестовый, с прослойками стекловаты.

     — А это ещё зачем?

     — Видите ли…

     — А затем, — вмешалась Пресуппозиция, — чтобы у вас всё чесалось, как от настоящих комаров.

     — А фонтан с малярийной культурой в проект, случайно, не заложен? — поинтересовались из толпы.

     В общем, проект решили снять, учитывая его общую неэкологичность и, в частности, канцерогенность асбеста. Ограничились простым бронзовым памятником.

     — Будут знать, чего желать, — с незлобной ехидцей сказала Пресуппозиция, наливая Визуалии и Скору ещё по стакану самогона.

     *

     Как-то на очень, очень всеобщей пьянке Пресуппозиция решила устроить блиц-опрос на актуальную тему.

     — Ву, сколько ты сможешь выпить?

     — Да что на столе увижу, всё и выпью, Пруся.

     — Аля, а ты?

     — Ну, пока булькать в горле не начнёт, могу пить.

     — А ты, Киса?

     — Наверное, пока не упаду.

     — А ты, Оля?

     — Не знаю, но стараюсь, чтобы по утрам изо рта не пахло.

     — А ты, Гуля?

     — Ну, Пруся, пока не появится тошнотворный привкус во рту, но я столько самогонки не кушаю. Я как Оля: для меня главное, чтобы утром во рту не было помойки.

     — Милочка, а ты?

     — О, Пруся, ты можешь верить, а можешь нет, но сколько можно пить — это каждый понимает по-своему.

     — А ты, Мета?

     — Что я? — уточнила Метамодель.

     — Сколько выпить можешь?

     — Чего выпить?

     — Ну, самогона.

     — Какого самогона?

     — Который Киса делает.

     — Больше всего я выпила на дне рождения Фильтра — двенадцать стаканов.

     — Ну а ты, Внутренний Диалог?

     — А я пью по уму.

     — Как это?

     — А сколько предложат, но не больше пяти стаканов. И я считаю, что я прав.

     *

     — Скажи, Скорушка, как мне быть? — обратилась Пресуппозиция к Скору, когда они налили по третьему стакану чая, и обрисовала проблему бытия и истинности.

     — Не предикат, говоришь? — Скор задумался, — А может ещё «я» — не субъект?

     — Не знаю.

     — А… я тебе… вот как скажу. Субъект — это штука не менее хитрая, чем предикат. Все, должно быть, думают, что субъект в свете логики неразложим. Этакая целостность. А ведь его всегда можно представить как элемент класса. Скажем, самогон существует. Существование самогона не есть предикат, но можно сказать: спиртной напиток, сделанный кустарным способом из браги путём перегонки. Предикат здесь всё, что после слова «напиток». И поскольку такой субъект с таким предикатом сочетается, добавление словечка «существует» делает высказывание истинным. Тогда как высказывание «спиртной напиток, сделанный из табуретки, существует» — ложно.

     — А как насчёт «я»? — спросила Пресуппозиция.

     — Насчёт «я», — Скор отёр пот со лба, — или, скажем, насчёт такой штуки, как Универсум. Тут как раз наоборот. Субъект — не только «я» и Универсум, но и самогон, и табуретку — можно представить как систему элементов. Совокупность. Сочетание. То, о чём я как раз говорил как о разложении целого. И если элементы сочетаются в таком порядке, как указано, значит, система существует. А прибавление слова «существует» делает высказывание истинным, — Скор подёргал рубашку за подмышки, давая стечь капелькам пота, — например: «система из воды, этилового спирта и сивушных масел в пропорции 59-40-1 существует» — это истинное высказывание.

     — А как насчёт «я»? — спросила Пресуппозиция.

     Скор перевёл дух и стал тщательно обтирать носовым платком взмокшие от пота ладони.

     — «Я» бывают разные. Но любое «я» — это, наверное-таки, система.

     — Ты уверен?

     — Ну, или элемент класса.

     — Ты уверен?

     — …Не знаю. Но, во всяком случае, самогон, табуретка и Универсум существуют, и высказывания об их существовании истинны. Или ложны — смотря какая табуретка.

     Пресуппозиция молчала.

     — Да ты не огорчайся, — утешил её Скор, — ты либо поверь другим, либо посмотри на себя их глазами, со стороны. Когда они, глядя на Пресуппозицию, заявляют, что Пресуппозиция существует, они точно говорят истину.

     — А ты уверен, что «я» и Пресуппозиция — одно и то же? — озадачила его Пресуппозиция.

     И, попрощавшись, ушла.

     Пресуппозиция поняла, что, несмотря на то, что бытие не предикат, высказывания о бытии могут быть истинными. Но уходила она от Скора весьма разочарованная. Она так и не знала, существует ли она.

     *

     В НЛП снова и снова заходили разговоры об идентичности как о сердцевине изменения. Эти разговоры краем уха услышала Номинализация.

     — Без понятия, о чём это ваш тут разговор, — заявила она, — но я вот, например, самоидентична полностью.

     — Это как? — спросили её.

     — А так, что слово «номинализация» — само номинализация.

     — Ну, это не новость, — сказали ей, — слово «слово» — само слово. И слово «термин» — само термин.

     — Да, — гордо произнесла Номинализация, — нас много. Больше, чем любой возможный охват вашей мысли.

 

 

  Русскоязычная Модель Эриксоновского Гипноза
5-6 августа 2017 года тот самый Сергей Горин с легендарным семинаром по гипнозу!
  
   
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования