Курсы нейро лингвистического программирования (НЛП)
Поиск по сайту
Здравствуйте, Гость
Войти в личный кабинет / Зарегистрироваться
Обучение НЛП Тренинги личностного развития
Бизнес-тренинги Корпоративные тренинги
Коуч-сессии Индивидуальные программы
Книги и диски по НЛП
О компании
Услуги
Тренеры
Библиотека
Как с нами связаться

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ:

        

 

Сергей Горин

 

 

  
Без Названия, без Смысла, но в Контексте.Часть 4
Сергей Алхутов
30 ноября 2004


     Как-то раз Фильтру пришло сверху распоряжение: не пропускать в здание НЛП людей, носящих какой-нибудь элемент одежды белого цвета. Он, кинув пару предположений насчёт террористов из Великого Белого Братства и поджигателей из Ку-клукс-клана, решил: начальству виднее. И давай исполнять!

     Фильтр хитрый, даже умный. Напрямую никого не останавливает — всем, кто в чём-то белом, предлагает чайку попить, а там, за чайком, беседа, за беседой — транс, а потом посетитель в самый нужный для Фильтра момент смотрит на часы и вскакивает: извини, мол, мне пора, у меня куча дел. И уходит восвояси.

     Иных Фильтр ещё и так выслеживал. Смотрит, человек не в белом вроде. «А что это, мил человек, — говорит, — брюки-то у тебя в грязи, дождя вроде нет» — «Где?» — «Да сзади» — «Да где же?» — «Ай, так не увидишь, разверни брючину». Тот развернёт, а из-под неё — белые носки. «Да где же?!» — «Извини, померещилось, тень падает. Да ты погоди, у меня вот чайничек вскипел…» и т.д.

     И тут на беду кто-то на третьем этаже сломал ногу.

     Сидит себе Фильтр, пьёт чай, как вдруг отворяется тяжёлая и тёмная дубовая дверь и в неё наглым образом входят четверо — все в белом! Фильтр, как обычно, туда-сюда, чайку им — не действует. Самогоночки — нет, они на работе. И так — никак, и сяк — никак. Уж потянулся к поясу за пистолетом, но что-то его остановило.

     — Вы, — говорит, — чего пришли-то?

     — Где больной?

     — Известно где. Все больные в районной больнице.

     — Да нет, у вас тут кто-то ногу сломал.

     — Не знаю.

     — Это НЛП?

     Фильтр взглянул на их наглые белые одежды и понял, что придётся соврать:

     — Нет, это Ди-Эйч-И. НЛП через квартал отсюда.

     Белые тут же развернулись и пулей вылетели за тяжёлую и тёмную дубовую дверь. Фильтр успокоился.

     А наверху человек с открытым переломом истекал кровью. Хорошо, отыскали Деятельность, она наложила жгут и шину. Но надо ведь было что-то вколоть, да и в больницу везти тоже надо.

     Спускается вниз кто-то из начальства и прямиком к Фильтру:

     — Здорово живёшь, деда!

     — Да уж, не жалуюсь.

     — А там, наверху, жалуются. Человек ногу сломал.

     — Какой ужас!

     — Скорой не было?

     — Скор? Приходил с утра.

     — Да не Скор, а скорая помощь.

     — Нет, кажись.

     — Кажись? А скажи, санитары заходили?

     — Какие ещё санитары?

     — Ну, люди в белом.

     — В белом были, это точно. Не пустил, как приказано.

     Не успел этот кто-то из начальства среагировать, как открывается тяжёлая и тёмная дубовая дверь, и входят те же четверо в белом. А с ними пятый, очень суровый — весь в салатовом и в маске.

     — Я, — говорит, — реаниматолог. Тут уже санитарами не обойтись. Время упустили.

     А один из белых заявляет:

     — Ты, дед, нам наврал. НЛП здесь, все так говорят.

     — Ну, я ж по службе, — оправдывался Фильтр.

     До драки не дошло — у медиков, видать, на этот счёт своя мораль. Человека того спали, и кость, между прочим, срослась правильно.

     А начальство в НЛП приняло самое разумное решение, содержащее негативную часть лишь как результат дебатов:

     «Фильтра не надо менять. Фильтром надо грамотно управлять».

     Вот так.

     *

     Однажды в ночь на пятницу Пресуппозиция проснулась в холодном поту. В её голове стоял вопрос, который она, включив свет, изложила на бумаге: «Когда я говорю: «Я есть», пресуппозирую ли я что-нибудь?»

     Она посмотрела на записанное и стала думать так:

     — Если пресуппозировать нечто в высказывании — значит, допускать истинность этого нечто, чтобы высказывание имело смысл, то… хм, истинными или ложными могут быть только посылки, содержащие субъект и предикат. Здесь «я» — субъект, а «есть» — предикат… Да тут всё ещё хитрее! Если я скажу: «Я проснулась», то я пресуппозирую, что я есть, иначе кто бы проснулся? А также то, что раньше я спала. А вот «я есть»… Нет, пресуппозиция отличается от высказывания, в котором она содержится. Стало быть, в высказывании «я есть» нет никакой пресуппозиции. То есть… Если я, Пресуппозиция, скажу, что я есть, значит, меня нету! Это же чёрт знает что!!!

     В эту ночь она так и не уснула.

     *

     Подзаработав на розливе у Кинестетики, дед Паттерн купил себе не самый старый «Фиат». Конечно, его машине было далеко от новенького джипа «Хаммер», на котором последние два месяца разъезжала Кинестетика, но с девятыми «Жигулями» он погоняться мог — да что там, он их обычно обгонял.

     Паттерн с удовольствием заезжал за своей молодой женой в НЛП и даже успевал иной раз завести её в магазин. Деятельность была в восторге.

     Как-то у неё заклинило двигатель в мотодрезине. Тогда — что делать! — она подняла все свои связи и уломала Кинестетику отпустить Паттерна с работы, чтобы он отвёз её на базу. Всего один разочек!

     И вот едут они по автостраде, и Паттерн замечает, что примерно раз в минуту-две машина странно щёлкает, и что обивка салона так полезла, что у него даже рулевое колесо ворсом облепило.

     В какой-то момент на временной линии появилась развилка: железная дорога ушла вправо, автомобильная влево, пешеходная вообще как таковая закончилась. Миновав развилку, Паттерн как-то замешкался и вдруг понял, что дальше дорогу он не знает.

     Пришлось выйти из машины. Каково же было его изумление, когда он увидел, что вылезает из Жигулей-«копейки»!

     — Деля, вылезай, приехали на фиг! — закричал Паттерн и в сердцах пнул колесо ногой.

     — Что такое, Патечка? Ого, ничего себе!

     — Ты тоже видишь, да? Это не глюк? Это действительно «копейка»?

     — Это не «копейка», — поправила его Деятельность, обойдя машину со всех сторон, — это «Фиат» шестьдесят лохматого года выпуска.

     — А разница? «Копейка», там, не рубль и не доллар. «Копейка» и есть «Фиат», только русский.

     — Есть разница. Говорила нам Мила: сердце любого изменения — идентичность. Был «Фиат» — и стал «Фиат».

     — И как же мне показаться в Контексте на этом позорище?

     — Молчи, старый, и благодари судьбу, что не проехали ту отметку, когда открылся концерн «Фиат». Тогда бы без позорища показался.

     В общем, вернулись они к развилке и решили ехать по шпалам. Ох, тяжкое это дело — хорошо ещё, что бригада Пресуппозиции шпалы по самый верх щебёнкой засыпала.

     Вернулись в НЛП усталые, дальше некуда, но счастливые. И с полным багажником ресурса. И — между прочим — на такой же машине, на какой и уехали. Только ещё более любимой.

     *

     Пресуппозиция пришла на выходные к Паттерну и Деятельности и поведала им свои размышления о сущности слов «я есть».

     — Дура, — сказал паттерн, — есть, там, не пить и не веселиться. Бытие, согласно Иммануилу Канту, не есть предикат, поскольку его противоположность не может быть отнесена ни к одному субъекту.

     — Это всё хорошо, — беспокойно ответила Пресуппозиция, — но если высказывание «я есть» не содержит предиката, то оно, выходит, не может принимать истинностные значения. Оно не может быть ни истинным, ни ложным. То есть я-таки не знаю, есть ли я. А вдруг нет?

 

 

  Русскоязычная Модель Эриксоновского Гипноза
5-6 августа 2017 года тот самый Сергей Горин с легендарным семинаром по гипнозу!
  
   
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования