Курсы нейро лингвистического программирования (НЛП)
Поиск по сайту
Здравствуйте, Гость
Войти в личный кабинет / Зарегистрироваться
Обучение НЛП Тренинги личностного развития
Бизнес-тренинги Корпоративные тренинги
Коуч-сессии Индивидуальные программы
Книги и диски по НЛП
О компании
Услуги
Тренеры
Библиотека
Как с нами связаться

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ:

        

 

Сергей Горин

 

 

  
Без Названия, без Смысла, но в Контексте. Часть 2.
Сергей Алхутов
20 октября 2004


     Однажды вечером в гости к Пресуппозиции зашёл дед Паттерн. Поскольку все стаканы в её доме оказались в тот момент либо полупустыми, либо полуполными, Пресуппозиция разняла пополам самую большую матрёшку и разлила самогон по её половинкам.

     И завязался у них разговор.

     О том говорили, о сём. Между прочим, Пруся рассказала деду о драке Номинализации с Деятельностью. «Дуры, — сказал Паттерн, — Деятельность там не деятельность и не Номинализация, а совокупность сознательно выполняемых действий, направленных на достижение цели». «Дед, — отвечала Пруся, — я отстану, когда добавишь к этому, кто такая Номинализация». «Дура, — ласково сказал Паттерн, — Номинализация, там, не Лермонтов и не Пушкин. Номинализация — это я Метамодели».

     *

     За чертой Контекста серебрилось новенькими металлическими, чернело старыми деревянными и белело мраморными крестами кладбище. Единственным работником на нём был гробовщик — он же землекоп, он же сторож, он же администратор — горбатый мужичок неопределённого возраста по прозванию Внутренний Диалог. После каждых похорон он, задумчиво опершись на лопату и созерцая свежий холмик, констатировал:

     — Доктор Зигмунд умер. Милтон Эриксон умер. Кастанеда умер. Вот и ещё один. А ведь и меня когда-нибудь ждёт последнее пристанище.

     Гробовщика в Контексте любили печальной, но искренней любовью. Он ближе всех соприкасался с величественной и загадочной сущностью Смерти, он смотрел в лицо Вечности не реже раза в месяц.

     Однажды Внутренний Диалог, найдя себе подмену на посту, решил сгонять в магазин, а заодно и помыться в бане. И вот идёт он, идёт, глядь — а через тропинку пролегла какая-то фиговина. Широкая такая. Рельсы, шпалы, асфальт, разметка на четыре полосы, всё очень серьёзно. Остановился Внутренний Диалог и слова от удивления вымолвить не может.

     Позже в этой самой точке временной линии Пресуппозиция забила колышек с табличкой: «Остановка внутреннего диалога». А ещё через неделю один из членов её бригады заложил первый кирпич в фундамент новой станции с этим названием.

     *

     Не раз Пресуппозиция, выглядывая в окошко своей избушки, обращала внимание на двор Кинестетики. В её обширном дворе за забором через дорогу шло крутое и мощное строительство. Так продолжалось не день и не два, и, когда стройка приблизилась к завершению, Пресуппозицию окончательно сразили объявления, развешенные по Контексту: «Работа. Не Гербалайф, не торговля, не НЛП.» На отрывных купонах присутствовал адрес Кинестетики.

     — Соседушка, — обратилась Пресуппозиция через пару дней, когда на её стук открылась лёгкая калитка и за ней, поёживаясь от утреннего холода и сбивая краями халата росу с кустов, встала неумытая, в галошах, Кинестетика, — соседушка, я хочу посмотреть, так ли хорошо, как я думаю, идут дела у моей преемницы, которая меня сейчас пригласит войти.

     — Входи, — вяло ответила Кинестетика, — садись и жди. Я умоюсь, поем и приободрюсь, а затем ко мне придут работники. Сегодня ведь пуск первой линии завода, — от этих слов она заметно взбодрилась.

     — Чует моё сердце, завод, который распирает тебе мозги — мощная замена зарядки, — подстроилась по модальности Пресуппозиция и шагнула в проём калитки.

     …Осмотр начали с конца.

     — Здесь, — сделала жест рукой Кинестетика, — цех контроля. Это мои контролёры Оля и Гуля. Девочки, это Пруся. Пожмите друг другу руки. Пруся — моя предшественница.

     — Олфакторика, — представилась Оля, поведя носом.

     — Густаторика, — отозвалась Гуля, облизнув губы.

     После рукопожатия прошли ближе к началу производства.

     — Здесь у меня розлив, — ткнула пальцем Кинестетика, — на розлив ко мне пришёл дедушка Паттерн.

     Старый Паттерн стоял посреди нагромождений разливочного оборудования и раз за разом совершал один и тот же набор движений.

     — Дуры, — сказал он, не отрываясь от процесса, — Паттерн, там, не дедушка и нестарый, а ещё очень даже молодой.

     В конце ленты транспортёра возвышался штабель из шести ящиков с бутылками.

     — Бродильня в подвале, туда не пойдём, — сделала на лице отказ Кинестетика.

     — Киса, соседушка, — склонила беседу в другую сторону Пресуппозиция, — куда ты собираешься сбывать столько товара?

     — Буду толкать на мировой рынок.

     — На каком основании?

     — Основание хоть и зыбкое, но впечатляющее. Во всём мире пьют шотландский самогон — виски. Во всём мире пьют мексиканский самогон — текилу. И во всём мире пьют русскую водку.

     — И что?

     — И вот девиз моей продукции (она встала в театральную позу):

     Текила? Виски?

     Это аналоги русского самогона.

     Мы славимся не только водкой!

     *

     Кинестетика опустила руку, понурила голову и чуть сгорбилась.

     — Не ты ведь придумала, — заявила Пресуппозиция.

     — Не я, — спокойно согласилась Кинестетика, — мне дали почувствовать, что мой девиз неэффективен.

     — Какой твой девиз?

     — Крепкий напиток — крепкий характер, — не меняя позы, сообщила Кинестетика.

     Пресуппозиция задумалась о том, какой замечательный продукт она делала своими руками ещё год назад. Она думала об этом, возвращаясь домой от Кинестетики, она думала об этом, ложась спать, и в эту ночь ей снились приятные и вкусные самогоновые сны.

     *

     Однажды на стене НЛП кто-то сделал красным маркером провокационную надпись: «Некогда Лечь Поспать». Это вызвало в Контексте бурную реакцию. Полгорода собралось у НЛП посмотреть на сентенцию и обсудить жизнь НЛПеров.

     На крыльцо НЛП вышла Пресуппозиция. Из толпы раздавалось:

     —А правда, что ваши никогда не спят, а только колдуют день и ночь?

     — А правда, что они не пьют вообще?

     — А правда, что они не какают и не писают?

     — А я слышал, они святым духом питаются.

     — Нет, злым духом.

     Пресуппозиция подняла руку и, когда толпа затихла, сказала так, чтобы все слышали:

     — Господа! НЛПеры спят, пьют, какают и писают. Но! Они делают это успешно. Даже совершенно, можно сказать!

     *

     Как-то в субботу посреди ночи во дворе Номинализации возник пожар. Первой на пожар поспела Метамодель и в два счёта его разукрупнила.

     Ну, а уж тлеющую солому в ведре потушит каждый дурак.

     Этим они занимались до утра, по очереди.

     Утром по Контексту расползлись слухи, что солома была не солома вовсе, а соломинки для питья коктейлей.

продолжение следует...

 

 

  Русскоязычная Модель Эриксоновского Гипноза
5-6 августа 2017 года тот самый Сергей Горин с легендарным семинаром по гипнозу!
  
   
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования